Надя Делаланд (ndelaland) wrote,
Надя Делаланд
ndelaland

Category:

Вслух

От, приехала недавно со съемок Вслуха. Три передачи подряд, с маленьким перерывом на прогулку в недавно и недалеко от места съемок открывшийся книжный (в котором я не нашла того, на что так надеялась – 4-е этогогоднее с ятями и ерами переперепереиздание Уильяма Джемса, но не удержалась и купила Лотмана «О поэтах и поэзии». У меня уже есть, но уж слишком люблю эту книгу, долгое время ее нигде нельзя было достать и пришлось привезти из Ростова. А еще купила Чупринина, в электричке читала его эссе про графоманов))).
Ну вот. Первая передача была о поэтическом возрасте, мэтры были славные, каждый по-своему: Аркадий Штыпель искрился оптимизмом, рассказывая о том, как ему хорошо ходить на поэтические слэмы, выигрывать там, писать рецензии в журналы, жить – так что смотришь на него и теплеет на душе, и вместе с ним радуешься. Дмитрий Воденников сетовал на то, что он уже мертвый поэт, грустно и понимающе улыбался, прочел два замечательных стихотворения, был циничен, сентиментален и очарователен.
Нату Сучкову я вообще люблю, а Андрей Черкасов толково и внятно рассуждал о двойном кодировании понятия «молодой поэт», слушать было одно удовольствие.

Второй Вслух был о графомании.
Я с удовольствием слушала А.С. Кушнера, которого полюбила сравнительно недавно, причем за все то, за что раньше его не понимала. Но самое интересное началось потом. Когда Гаврилов пригласил А. Крючкову. Насторожило то, что первым же вопросом он определил ее в авторы Стихи.ру, уточнив – а как же там, у НИХ, все это дело происходит. Крючкова охотно и во всех подробностях поделилась своим опытом писания деликатных рецензий на не слишком сильные стихи коллег, чем насторожила еще больше. Потом ей предложили почитать, и я, леденея от ужаса, представила, как сейчас бедную девушку разнесут. Я сидела и сочувствовала ей, поражаясь такой жестокости – ну как можно было живым человеком проиллюстрировать тему передачи?!
Потом вышла Мария Суворова и прочла несколько очень хороших (хотя восприятие мое было уже сдвинуто) стихотворений. Я подумала, что дело швах, что единственное, что я могу сделать доброго – это не голосовать самой. Погоды не сделает, конечно, но хоть что-то. Погоды это, в самом деле, не сделало. С гигантским перевесом в голосовании победила А. Крючкова. Как я потом узнала, она там оказалась по рекомендации Рейна, и он хвалил ее стихи, когда надо было высказаться о молодых. Лучше всего было, конечно, Александру Семеновичу, он ничего не слышал. Думаю, многие ему позавидовали)). Зал, как выяснилось, был наполнен выходцами со Стихиры, они пришли поддержать Крючкову. И когда смелый рыцарь Борис Кутенков, не выдержав странности происходящего, достаточно деликатно – насколько это позволяли уже произнесенные дифирамбы в адрес одной участницы и амикошонские похлопывания – де, ничего, а вдрух да что-нибудь и выйдет… когда-нибудь… может быть – в адрес другой – расставил все по местам, 90 процентов зала вознегодовало на его дерзновение. В общем, жизненно получилось. Ох уж мне эта интерактивность. Теперь же придется приглашать на итоговый концерт того, кого выбрал зал. Саша правда всегда делает ласковое предисловие о том, что не поэтов же тут оценивают, а зрителей, но если бы он был логичным до конца, то завершающее сезон выступление из зрителей бы и формировалось. Главное, конечно, чтобы Мария Суворова не огорчилась из-за всей этой трагикомедии.
В общем-то, я всегда тоже считала, что людей обижать нельзя и все такое. Но вот можно ли так обижать поэзию? В общем, передача о графомании удалась, причем это было даже не только неким зрелищем со все поясняющим экспонатом, это оказалось такой миниатюрной моделью нашей нынешней ветвистой литературной жизни. Вот тут задумаешься не только о целительной силе искусства для тех, кто к нему прибегает, как может, но и вреде васильков.
Третья передача была о преемственности, об учителях и учениках.
Игорь Волгин провел настоящий мастер-класс, когда разбирал стихи Малинина и Кутенкова. Демьян Кудрявцев, которого я видела и слышала в первый раз, показался мне интересным, но каким-то немного недобрым. Да, и почему-то все наперебой говорили о необходимости боли для поэта. Боли-боли маловато, - кровожадно шептали и вскрикивали они. А меня всегда отталкивают стихи, которые строятся на «выбивании слезы», как в индийском кино, на темах, которые ранят и без стихов, а значит, как-то нехорошо на этом строить воздействие. Боря замечательно держался. Мэтры упирали на то, что он начинающий, что у него многое впереди, что он будет писать все лучше и лучше. Да, начинающий. Но разбег такой, что, все еще разбегаясь, поэт оказывается дальше, чем многие у финиша, а впереди – много, но потому что дистанция, которая ему предстоит, несопоставима с дистанциями, добежавших.
Tags: путешествие
Subscribe

  • )))

    Аркаша решил прославиться в титрах "Вслуха". Выучил специально стихотворение Феликса Чечика про муравьев (примерно такое: Оттоптали ноги,…

  • Продолжение банкета. "Вслух-2"

    В зверскую рань – к половине одиннадцатого – попасть из моего среднего Подмосковья – в центр... (не, я даже не стану рассказывать, как ночью Тюхтя,…

  • (no subject)

    С сегодня и до 23 буду кантоваться в Калининграде. Там чудовищно интересная конференция по когнитивистике. Вечером самолет из Внуково (Внуково,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • )))

    Аркаша решил прославиться в титрах "Вслуха". Выучил специально стихотворение Феликса Чечика про муравьев (примерно такое: Оттоптали ноги,…

  • Продолжение банкета. "Вслух-2"

    В зверскую рань – к половине одиннадцатого – попасть из моего среднего Подмосковья – в центр... (не, я даже не стану рассказывать, как ночью Тюхтя,…

  • (no subject)

    С сегодня и до 23 буду кантоваться в Калининграде. Там чудовищно интересная конференция по когнитивистике. Вечером самолет из Внуково (Внуково,…